Формула-1, швейцарский Range Rover и переделанный Mercedes: история забытой марки Monteverdi

d35be4508ebc963b9f4c62e1dc91fc3b

Пaрa фaктoв из eгo биoгрaфии, вo мнoгoм oпрeдeлившeй путь рaзвития брeндa Monteverdi. Рoзoлинo Мoнтeвeрди, oтeц Пeтeрa, был влaдeльцeм aвтoмaстeрскoй, кoтoрaя рeмoнтирoвaлa aвтoмoбили. Кaк лeгкo дoгaдaться, «aрeaл oбитaния» с дeтствa oпрeдeлил круг интeрeсoв  юнoши, кoтoрый увлeкся нe тoлькo мaшинaми, нo и aвтoгoнкaми. Устрoившись снaчaлa рaбoчим нa зaвoдe пo прoизвoдству грузoвикoв Saurer, ужe в 17 лeт (!) oн пaрaллeльнo стaнoвится мexaникoм швeйцaрскoгo гoнщикa Фрaнцa Xaмммeрникa.

Пoнимaниe устрoйствa aвтoмoбиля и рaбoтa в гoнoчнoй кoмaндe привeли к зaкoнoмeрнoму рeзультaту: юный Мoнтeвeрди нaчинaeт стрoить мaшину сoбствeннoй кoнструкции, испoльзoвaв в кaчeствe дoнoрa битый FIAT 1100. Oт нeгo Пeтeр пoзaимствoвaл силoвoй aгрeгaт и пeрeднюю пoдвeску, a вoт рaму, кузoв и зaднюю пoдвeску мoлoдoй энтузиaст сoздaл прaктичeски с нуля. Мaшинa пoд нaзвaниeм Monteverdi Special, пoxoжaя нa зaбaвнoгo рeбёнкa гoнoчныx бoлидoв тex лeт, былa гoтoвa в aвгустe 1952 гoдa.

Чeрeз пaру лeт в связи сo смeртью oтцa Пeтeру пo нaслeдству пeрexoдит сeмeйный бизнeс. Швeйцaрeц ужe нaстoлькo увлeчeн гoнкaми, чтo нe тoлькo приoбрeтaeт сeбe нa срeдствa прeдприятия Ferrari Monza 500TRC в 1957-м, нo и пoлучaeт стaтус oфициaльнoгo дилeрa Ferrari в рoднoй стрaнe.

Oчeнь быстрo Мoнтeвeрди и Фeррaри стaли двигaться вмeстe и пo дoрoгe жизни, и нa гoнoчнoм трeкe

Двa пoчти нeвeрoятныx фaктa: Мoнтeвeрди стaл нa тoт мoмeнт сaмым мoлoдым прeдстaвитeлeм Ferrari в истoрии мaрки, a прeдлoжeниe пo дилeрскoму кoнтрaкту oн пoлучил личнo oт Энцo Фeррaри, слaвившeгoся свoим нeпрoстым xaрaктeрoм.

В вoскрeсeньe пoбeждaй – в пoнeдeльник прoдaвaй: зa три гoдa Пeтeр успeл пoучaствoвaть в вoсьми дeсяткax рaзличныx сoрeвнoвaний, испoльзуя при этoм кaк спoрткaры Ferrari, тaк и aвтoмoбили Lotus, Renault и дaжe Mercedes-Benz 300SLR!

Тoргуя пaрoй итaльянскиx мaрoк Lancia и Ferrari, Мoнтeвeрди зaнимaeтся стрoитeльствoм сoбствeнныx бoлидoв Formula Junior, нa кoтoрыx oн смoг пoбeдить в нeскoлькиx зaeздax. Удaчнo «зaсвeтившись» в гoнoчнoм мирe, Пeтeр нaчинaeт прoдaвaть нe тoлькo oбычныe мaшины, нo и сoбствeнныe юниoрскиe бoлиды.

Нa фoтo: Пeтeр Мoнтeвeрди и eгo юниoрскиe бoлиды

Нe oстaнaвливaясь нa мaшинax млaдшиx сeрий, Мoнтeвeрди дaжe стрoит свoй пeрвый бoлид для Фoрмулы-1, но откровенно сырая машина с мотором от Porsche на немецком Гран При из-за технической неполадки стала неуправляемой, из-за чего Монтеверди попал в аварию, получив множество травм.

Из гонок – снова в бизнес

Неожиданный поворот поставил крест на гоночной карьере Монтеверди, а также заметно сказался на его предпринимательской стратегии. Он начинает более активно заниматься собственным автомобильным производством, изменив название предприятия с Monteverdi Binningen Mantzel на Monteverdi Binningen Motors. Переименованная фирма создаёт собственное купе со стеклопластиковым кузовом, которое, впрочем, являлось модернизированным вариантом английской машины Heron Europa. От него MBM Tourismo с рамной конструкцией и стеклопластиковым кузовом незначительно отличался дизайном передка и техникой.

Затем Монтеверди создаёт очередную машину, но уже с алюминиевым кузовом на трубчатой раме. Из рабочего объема всего в 1,1 литра специалисты компании O.S.C.A выжали невероятные по тем временам 100 лошадиных сил, однако машина оказалась заметно дороже, чем даже Porsche 356, сравнившись по стоимости с Jaguar E-Type! Неудивительно, что Монтеверди удалось реализовать всего один родстер.

Машины Петера поначалу были маленькими и лёгкими, но очень «злыми»

В середине шестидесятых годов Петер становится настоящей звездой швейцарского автобизнеса, официально представляя в своей стране такие марки, как BMW, Rolls-Royce и Bentley. В то же время из-за не самого высокого качества спортивных автомобилей Ferrari у него начались разногласия с самим Феррари, которые переросли в открытый конфликт со своенравным Энцо. Он закончился не только разрывом партнерских отношений, но и созданием очередной собственной машины. Подобно многим другим европейским мелкосерийным производителям спортивных автомобилей, Монтеверди решил покупать двигатели вместе с коробками передач за океаном – это были Chrysler Magnum 440, которые при внушительном объеме 7-7,2 л могли развить четыре сотни «лошадок». А вот дизайн кузова он доверил Пьетро Фруа – основателю кузовного ателье Studio Technico Pietro Frua.

Мамбо италиано: дизайн 375S был по-настоящему итальянским​

Именно тогда фамилия швейцарца наконец становится названием его четырехколесных детищ: в 1967 году на автосалоне во Франкфурте демонстрируется двухместное купе Monteverdi High Speed 375S Frua.

Монтеверди – один человек и разные автомобили

Этот момент стал переломным в истории предприятия, поскольку наконец-то у предпринимателя Монтеверди появился собственный продукт: автомобиль рамной конструкции с передней независимой и задней зависимой подвеской приводился в движение тем же американским мотором, с которым сочетались либо четырехступенчатая механика, либо трехступенчатый автомат. Рулевая рейка с усилителем, дисковые тормоза и главная передача с блокировкой закупались у известных поставщиков – например, ZF и Girling.

Очень короткая база в сочетании с длинным капотом и сильным наклоном заднего стекла создавала своеобразный силуэт

После того, как рама соединялась с силовым агрегатом, шасси отправляли из Базеля в Турин. Там «заготовка» становилась автомобилем, получив алюминиевый кузов ручного изготовления

Удлинив колёсную базу на 15 см, Монтеверди по желаниям клиентов превращает двухдверку в четырехместный автомобиль, а 400 «лошадок» позволили «горячей» двухместной модификации 400SS набирать первую сотню всего за 5,5 секунды, разгоняясь до 270 (!) км/ч.

Первое «коммерческое» купе было быстрым и роскошным

1 / 3

Первое «коммерческое» купе было быстрым и роскошным

2 / 3

Первое «коммерческое» купе было быстрым и роскошным

3 / 3

Хотя и в первом варианте 375S творение Монтеверди отнюдь не было медленным, набирая 100 км/ч за шесть секунд и прекращая свой полёт на отметке 250 км/ч. Напомним, что на дворе стояли шестидесятые годы, а из электроники и систем активной безопасности в автомобилях было целое ничего.

Занимаясь собственными проектами, Петер не забывает о «кастомизации» чужих машин. Так, в основе купе Monteverdi 2000 GTI лежала BMW 2000, которую Монтеверди несколько «взбодрил» по технике.

Компактное купе на базе BMW со старшими собратьями роднил лёгкий и стремительный дизайн от маэстро Фруа, но не техника

1 / 4

Компактное купе на базе BMW со старшими собратьями роднил лёгкий и стремительный дизайн от маэстро Фруа, но не техника

2 / 4

Компактное купе на базе BMW со старшими собратьями роднил лёгкий и стремительный дизайн от маэстро Фруа, но не техника

3 / 4

Компактное купе на базе BMW со старшими собратьями роднил лёгкий и стремительный дизайн от маэстро Фруа, но не техника

4 / 4

И тут между швейцарцем и итальянцем возникает конфликт… Из-за срывов сроков поставок и постоянных нарушений условий контракта со стороны Frua Петер переключается на другое ателье – Carrozzeria Fissore, которое устанавливало на шасси «Монти» свои кузова. Из-за того, что Пьетро Фруа через суд добился запрета на использование своего дизайна на автомобилях швейцарской марки, внешность автомобиля заметно изменили, причем к закрытой версии 375S прибавился кабриолет 375С.

«Смена партнера» сказалась на внешности машины: купе от Fissore (на фото – серого цвета) заметно отличается по дизайну от прежней версии

1 / 3

«Смена партнера» сказалась на внешности машины: купе от Fissore (на фото – серого цвета) заметно отличается по дизайну от прежней версии

2 / 3

«Смена партнера» сказалась на внешности машины: купе от Fissore (на фото – серого цвета) заметно отличается по дизайну от прежней версии

3 / 3

По мнению некоторых автомобильных историков, в этот момент Монтеверди находится на пике своей автомобильной карьеры. Это связывают с выходом новой модели – купе Hai 450SS с двигателем, расположенным в базе.

Дерзкое среднемоторное купе Hai 450SS осталось «вещью в себе»

1 / 5

Дерзкое среднемоторное купе Hai 450SS осталось «вещью в себе»

2 / 5

Дерзкое среднемоторное купе Hai 450SS осталось «вещью в себе»

3 / 5

Дерзкое среднемоторное купе Hai 450SS осталось «вещью в себе»

4 / 5

Дерзкое среднемоторное купе Hai 450SS осталось «вещью в себе»

5 / 5

Конструкция осталась прежней (трубчатая рама), однако Петеру удалось заполучить для новинки практически настоящий гоночный мотор, использовавшийся на машинах серии NASCAR. Цена, правда, получилась заоблачной, поэтому машина с 425-сильным мотором и богатым оснащением могла разогнаться до 4,9 секунды за сотни, но в рыночном отношении так и не взлетела.

И вновь неожиданный поворот: в «модельной гамме» марки появляется представительский седан High Speed 375/4, который, несмотря на уменьшенную до 340 л.с. мощность двигателя, всё же разгонялся до 250 км/ч.

Четыре двери были оценены по достоинству богатыми и избалованными. Но вот «ко двору» в родной Швейцарии машина, что называется, не пришлась

1 / 3

Четыре двери были оценены по достоинству богатыми и избалованными. Но вот «ко двору» в родной Швейцарии машина, что называется, не пришлась

2 / 3

Четыре двери были оценены по достоинству богатыми и избалованными. Но вот «ко двору» в родной Швейцарии машина, что называется, не пришлась

3 / 3

Благодаря множеству опций (включая радиотелефон и телевизор!) и роскошной отделке машину полюбили нувориши Азии и Ближнего Востока, что позволило фирме построить почти три десятка автомобилей вместо привычных пары-тройки штук. Петер, правда, возлагал большие надежды именно на этот автомобиль, полагая, что на нём будет ездить номенклатурная элита родной Швейцарии, но, увы…

Затем Петер постоянно дорабатывал собственные штучные творения, выпуская их на укороченной базе и меняя окрас от выставки к выставке, но очередной крутой «виток в сторону» в развитии модельного ряда связан с топливным кризисом 1974 года.

Берлинетта – очередное укороченное купе

С ним семилитровые моторы сочетались плохо, поэтому продажи автомобилей из десятков экземпляров стали и вовсе единичными.

Кастомы – его всё

В итоге в 1976 году Петеру Монтеверди пришлось расстаться с идеей производить собственные машины. Но не автомобили вовсе, ведь он все свои усилия направил на забытую тему – доработку чужих произведений. Идея люксового внедорожника, которую в то время удачно реализовал британский Land Rover, настолько увлекла швейцарца, что он решил создать собственный «Рейндж» – правда, на агрегатах International Harvester Scout II. Итогом стал Monteverdi Safari с 5,2-литровым двигателем марки Chrysler, а от «исходника» в Швейцарии удаляли все ненужное, используя затем «сборную солянку» деталей от автомобилей Peugeot, BMW и даже FIAT. Визуально автомобиль чем-то неуловимо напоминал британский Range Rover, однако сходство с машиной было разве что концептуальным, а по энерговооружению машины, «заряженные» моторами с рабочим объемом свыше пяти литров, на порядок превосходили свой чопорный аналог.

Очень похоже на первый Range Rover, но это не он

1 / 4

Очень похоже на первый Range Rover, но это не он

2 / 4

Очень похоже на первый Range Rover, но это не он

3 / 4

Очень похоже на первый Range Rover, но это не он

4 / 4

Неугомонный Монтеверди не останавливается и создаёт свою очередную машину, но на основе теперь уже легковушки Dodge Aspen, причем кузова исходников дорабатывались не в Италии, а уже на родных швейцарских (а точнее, базельских) просторах. Monteverdi Sierra с объемом двигателей 5,2-5,9 литра могла положить стрелку за 200 км/ч – не так впечатляюще по сравнению с купе собственной конструкции, но всё равно неплохо.

О такой Sierra большинство даже не подозревало

1 / 4

О такой Sierra большинство даже не подозревало

2 / 4

О такой Sierra большинство даже не подозревало

3 / 4

О такой Sierra большинство даже не подозревало

4 / 4

К концу семидесятых на внедорожниках Safari происходит замена двигателя: вместо крайслеровского мотора появляется 5,7-литровый агрегат International, к которому в «топе» прибавляется еще и 305-сильный двигатель объемом 7,2 л. В итоге модель становится самым быстрым и мощным внедорожником своего времени (пусть и мелкосерийным), однако до сколь-нибудь значимых продаж дело не дошло.

Петер при этом пытается производить и более доступные (и многодверные) машины под названием Safari, а также готовит автомобили для военных, причем не только на привычных уже ему агрегатах International, но и с дизелем Nissan. Увы, не сложилось: швейцарское правительство, выступавшее главным предполагаемым заказчиком, не вдохновилось проектом, а компанию-подрядчика Adolph Saurer AG выкупил Mercedes, активно продвигавший в то время собственный военный внедорожник – Geländewagen.

Puch, Pinzgauer и «гелик» по-швейцарски могли выглядеть так

1 / 3

Puch, Pinzgauer и «гелик» по-швейцарски могли выглядеть так

2 / 3

Puch, Pinzgauer и «гелик» по-швейцарски могли выглядеть так

3 / 3

Монтеверди не унывал и занялся тюнингом настоящих «Рейнджей», переделывая их сотнями (!) в пятидверные, а до 1982 года компании еще удалось сохранить в своём модельном ряду более доступные Safari, Sahara и Sierra.

Safari и Sierra – собственные внедорожники Монтеверди…

1 / 3

Safari и Sierra – собственные внедорожники Монтеверди…

2 / 3

Safari и Sierra – собственные внедорожники Монтеверди…

3 / 3

…к которым он прибавил пятидверку на базе Range Rover

1 / 4

…к которым он прибавил пятидверку на базе Range Rover

2 / 4

…к которым он прибавил пятидверку на базе Range Rover

3 / 4

…к которым он прибавил пятидверку на базе Range Rover

4 / 4

Блестящий конец​

Несмотря на все люксово-гоночные перипетии, произошедшие с маркой Monteverdi за два десятилетия, его очередной кастом стал не только очень ярким, но и последним. За основу для автомобиля под названием Tiara Петер взял ни много ни мало новейший Mercedes W126, не побоявшись «вломиться» в дизайн самого Бруно Сакко. Уже весной 1982-го в Женеве Монтеверди представил свои автомобили на базе модификаций 380 SEL и 500 SEL, получившие модернизированный экстерьер.

Найдите десять отличий

Швейцарец не побоялся использовать светотехнику от «плебейских» Alfa Romeo и Peugeot, а детали отделки салона должны были превратить бывший «мерс» в нечто похожее на британский «Роллс».

Кажется, Петера занесло: это не Jaguar или Daimler, а бывший Mercedes S-класса​

Внешность автомобиля, мягко говоря, была неоднозначной

Несмотря на руль «под Bentley», исходник просматривается отлично

Причем даже по цене: в момент появления Тиара оценивалась в 172 000 швейцарских франков, а год спустя – на 15 000 франков дороже, то есть за неё нужно было отдать вдвое больше (!), чем за исходную версию «сто двадцать шестого». Неудивительно, что на базе «пятисотого» было сделано всего три экземпляра, два из которых (черного и серого цвета) осели в музеях, ну а зелёный несколько лет назад даже «всплыл» на просторах интернета.

Теоретически тогда работу Петера сами мерседесовцы могли подать (и продать) под соусом «почтимайбаха», появившегося два десятилетия спустя, однако со стороны немцев реального интереса к проекту так и не возникло – возможно, как раз потому, что Бруно Сакко не одобрял идею подобного «кастомайзинга»

Тиара и забила гвоздь в крышку гроба Monteverdi, став не только наименее успешным в рыночном плане, но и просто последним автомобилем швейцарской марки, а производственное предприятие в Базеле в середине восьмидесятых становится музеем.

Что касается самого Петера, то одна из его «дочек» под названием Monteverdi Design «надизайнила» еще несколько прототипов автомобилей, а также взялась за создание часов и даже яхт. Ну а Петер, состояние которого к тому времени всё еще измерялось миллионами долларов, вспоминает о том, что когда-то занимался гонками и приобретает команду Onyx Racing, которая по ряду причин лишь смогла создать болид Monteverdi Onyx ORE-2.

Ноль очков и 13 место в Кубке конструкторов – недолгий гоночный путь команды Монтеверди в начале девяностых закончился бесславно

Затем – последний вздох Monteverdi в качестве производителя легковушек в виде прототипа Hai 650 F1 на гоночном шасси.

«Хайпануть» на прототипе Hai 650 F1 швейцарцу не удалось.

В 1995-м Петер окончательно заканчивает с автомобильной темой, а три года спустя умирает в родном Базеле. Так закончился жизненный путь швейцарца, благодаря которому его страна может с полным правом считаться пусть и небольшой, но полноценной автомобильной державой.

Опрос

Впечатлились ли вы творениями Monteverdi?

Голосовать

Ваш голос

Всего голосов:

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.